Fay Flourite
Ну отлично... все утро пинал свою Музу, заставляя уже дописать свой несчастный фанфик, который "А jogvita". Начиналось забавно, закончилось полнейшим ангстом и заупокоем... Ну и фиг с ним -_- Нет у меня других идей как все закончить как не "в общем все умерли"



- Название: А jogvita (Спор)
- Автор: Fay Flourite (Kirael Shumar)
- Бета: …
- Фендом: Rómeó És Júlia
- Персонажи: Меркуцио/Джульетта
- Жанр и Категории: Gen, Angst, Drama, Darkfic, Romance
- Рейтинг: R
- Дисклеймер: персонажами попользовались и положили на место. Все принадлежит создателям, как канона и мюзикла.
- Примечание автора: Когда-то они были прекрасной парой, прекрасным творческим дуэтом. Но не так давно брак замечательных венгерских актеров Берецкого Золтана и Синетар Доры распался. Но в честь того, что эта пара была, вот эта травень. Все как у Шекспира - "начали за здравие, кончили за упокой".Просьба тапками не кидать.
- Размещение: только с разрешения автора
- Содержание: Иногда спор может привести к очень неожиданным последствиям.
- Посвящение:Тем кто верит в любовь, во всех ее проявлениях



-1-

- Тебе слабо!
- Это мне слабо?! Ты хоть сам понял, что сказал?
Такие споры между двумя самыми безбашенными парнями Вероны происходил, чуть ли не каждый день. Причем иной раз, шуточки доходили до абсурда, но только и одному и другому было на это, откровенно говоря, наплевать.
- Тогда что это ты так напрягся, друг мой? – Бенволио ехидно улыбнулся и, пододвинувшись к другу, пихнул его в плечо. – Или боишься, что не сможешь?
Вот это было уже слишком. Говорить подобное главному бабнику Вероны?! Да такого Меркуцио не мог позволить даже лучшему другу.
- Валяй! Здесь и сейчас! – рыжий фыркнул и теперь выжидающе смотрел на друга.
- Вот и отлично! – Монтекки поднял руку, а потом совершенно бездумно ткнул пальцев в сторону. – Как и договаривались – первая на какую пальцем укажу.
Однако он сразу воровато глянул, куда был направлен «указующий перст». Не хотелось бы попасть на какого-нибудь парня, а потом выслушивать возмущенные вопли родича герцога. Да и, что уж там говорить, примерно таким был их прошлый спор. И оказалось, что поцеловать незнакомого мужчину Меркуцио не слабо. Как и не слабо потом приложить друга-приколиста пару раз головой об столб.
«Ой, да ладно, зато мне так даже больше идет» - Монтекки поправил повязку на лбу и теперь уже более внимательно посмотрел, куда указывает палец. Повезло.
- Вон та. В белом. Иди, лови ее, пока не ушла.
Меркуцио проследил за его взглядом. Хм, повезло. Кудрявая, темно-русые волосы, фигурка очень ничего. Рыжий усмехнулся и, поднявшись на ноги, вальяжно поправил воротник своей куртки.
- Уже завтра она будет моей! – самодовольно заявил он.
- Завтра? А что не сегодня? – Бенволио ухмыльнулся. – Беги уже за ней, герой-любовник, а то очень уж быстро передвигается твоя «дама сердца».
Девушка, которая невольно стала объектом спора, шла по площади, держа в руках корзину с бельем. Подлетев к ней, Меркуцио изобразил свою самую обаятельную улыбочку.
- Синьорина, Вы так прекрасны, что я просто не мог устоять чтобы не подойти к Вам, - сейчас нужно было включить все свое обаяние, чтобы как можно скорее очаровать эту красавицу и доказать тем самым другу, что способен и на такое. Незнакомка же распахнула глаза и теперь удивленно смотрела на так внезапно появившегося юношу, который продолжил рассыпать комплименты. - И не выразить свое восхищение Вашими прекрасными… - договорить рыжий не успел, получив удар по затылку.
- Отстаньте от девушки, молодой синьор!
«Знакомый голос…» - обернувшись, Меркуцио недовольно уставился на «противника» коим оказалась кормилица из дома Капулетти. Женщина грозно похлопывала сложенным веером по ладони, явно давая понять, что в случае чего снова пустит его в ход.
- Нападение на безоружного, как это подло с Вашей стороны, немолодая синьора, - родич герцога не мог удержаться, чтобы не съязвить. Появление этой Капулетти сейчас сильно портило его планы.
- Как остроумно, синьор, - не менее язвительно отозвалась женщина, и двинулась дальше. – А теперь ступайте своей дорогой, у нас еще полно дел. Ну же, идем, моя милая! Не отставай! Белье само собой не высушится!
Лишь только кормилица отвернулась, как рыжий уже перегородил девушке дорогу.
«Еще чего! Я еще приказы какой-то Капулетти не слушал!» - взгляд наглеца уже вовсю изучал прекрасную незнакомку.
- Синьорина, не желаете пройтись со мной куда-нибудь в более уютное место, с более милым обществом? – Меркуцио сейчас даже не смотрел в сторону няни. А потому пропустил момент, когда веер дамы вновь приземлился ему на голову.
- Я сказала, идите куда шли! – женщина уже стала выходить из себя, и, отпихнув племянника герцога, схватила девушку под руку и потянула за собой. При этом каким-то образом, красавица, чье имя Меркуцио так и не успел выяснить, не выронила корзину с бельем и торопливо последовала за своей спутницей.
- Эй! – возмущению парня не было предела. Увести буквально из под носа столь милое создание?! Да какого черта?!
- Скажите хоть, как Ваше имя, синьорина? – девушка обернулась, и ее глаза казалось стали еще больше.
- Я… - начала она, но ее тут же толкнули в бок.
- Не разговаривай с ним, дитя мое! – больше сказать ничего не дали. Незнакомка успела только виновато посмотреть в сторону племянника герцога и, не смея больше перечить, отправилась за кормилицей Капулетти.
«Вот же старая перечница!» - рыжий прикусил губу от досады, провожая их взглядом.
- Синьорина! – снова завопил он, чуть ли не подпрыгивая на месте. – Я все равно найду Вас и стану Вашим рыцарем!
Девушка, закрыла губы ладошкой, чтобы скрыть улыбку. Да, ей был приятно слышать подобное, и скрывать это было очень сложно. Особенно от внимательного взгляда кормилицы, которая тут же нахмурилась и ускорила шаг.
Как только дамы скрылись из вида, Меркуцио обернулся к другу, который, зараза такая, все это время внимательно следил за происходящим, и с чьего лица не сходила ехидная улыбочка.
- Ну что уставился? Еще не вечер! – возмутился рыжий и фыркнул.
- Конеееечно! – Бенволио состроил серьезную моську и активно закивал. – Может к вечеру и успеешь. Хотя бы к следующему!
От праведного гнева Меркуцио его спасло только скорое бегство.
«Так… и как же туда пробраться?» - рыжий уже полчаса нарезал круги вокруг дома Капулетти. Да, племянник герцога не привык сдаваться, а уж тем более проигрывать в споре. Особенно с Бенволио.
«Дождется… я ему еще отомщу за это…» - наконец, его взгляд наткнулся на удобный для лазания балкон. Меркуцио уцепился за карниз, подтянулся, а потом уже умудрился забраться на балкон, даже не слетев вниз.
«Теперь только остается надеяться, что это не окно комнаты Тибальта. А то, боюсь, драный кошак не особо будет рад, увидев меня в своей комнате. Еще решит, что я посягаю на его невинность» - на губах появилась ухмылка. Дразнить наследника Капулетти было одним из любимых занятий Меркуцио, но сейчас ему не хотелось отправиться в свободный полет с балкона головой вниз.
Дернув за ручку балконной двери, он без лишних слов шагнул в комнату и… чуть ли не налетел на какую-то девушку. Та тихо взвизгнула и отшатнулась от него. Рыжий проделал то же самое, разве что без визга и на его губах тут же расцвела победная улыбка. Похоже, судьба благоволила ему, потому что именно та девушка, что была предметом его спора сейчас стояла перед ним и прожигала возмущенным взглядом.
- Что Вы здесь делаете, синьор?! – как не странно, но сказано это было шипящим шепотом. Девушка не стала кричать и звать охрану. Более того, в ее светло-карих глазах явно просыпался интерес.
«Ну еще бы! Ни одна красотка не может устоять передо мной»
- Я же сказал, что найду Вас, синьорина, и буду Вашим рыцарем, - пара шагов и рыжий нахально обнял красавицу за талию, привлекая к себе. – Так как насчет поцелуя для своего рыцаря, который проделал такой нелегкий путь, карабкаясь по Вашему балкону с угрозой для жизни?
- Вас никто не заставлял этого делать, - незнакомка уперлась ладонями в его грудь и постаралась отстраниться.
- А может меня вела люб… - рыжий потянулся к ее губам, как она неожиданно зажала ему рот ладошкой, теперь уже отстраняя голову от себя.
- Не бросайтесь такими громкими словами. О какой любви речь, когда мы даже не знакомы? Так что попридержите свои желания, синьор! – такого отпора Меркуцио не ожидал и теперь молча, уставился на девушку. Впрочем, сказать что-то он при всем желании не мог. Оставалось только хлопать глазами и ждать, когда же она его отпустит.
Однако долго это не продлилось. Незнакомка отпихнула его от себя и отступила на пару шагов.
- Лучше уходите отсюда, синьор. Если Тибальт Вас вдруг увидит здесь, то он-то с Вами разговаривать не будет, - когда Меркуцио попытался к ней снова подойти, то снова наткнулся на преграду, когда она выставила перед собой руки.
- Синьорина, один поцелуй, и я покину столько опасное место, - да, наглости Меркуцио было не занимать.
Красавица нахмурила бровки, но смягчившись, тихо вздохнула.
- Только если совсем невинный, - наконец, согласилась она. Подойдя к парню, юная особа приподнялась на носочках и легко поцеловала его в щеку. Только Меркуцио не был бы самим собой, если бы не повернулся в этот миг, ловя ее губы поцелуем. Впрочем, девушка тоже не растерялась и залепила наглецу пощечину, вся вспыхнув как роза.
Победно улыбаясь, племянник герцога увернулся от новой пощечины и быстро ретировался, перемахнув через перила балкона и ловко спускаясь вниз. Оказавшись на земле, он поднял голову, любуясь тем как красотка, все еще раскрасневшаяся от смущения, смотрит на него с балкона.
«Главное чтобы цветочный горшок в след не кинула» - подмигнув девушке, рыжий послал ей воздушный поцелуй и быстро скрылся с территории Капулетти. И только за оградой он с досадой понял, что у него нет никаких доказательств того, что задание на спор выполнено.
«Бенволио опять будет надо мной смеяться, гад такой…» - теперь стоило думать о том, как же повторить подвиг. Впрочем… Меркуцио в чем-то даже был рад этому. Девушка была просто прелесть. А какие нежные у нее были губы, и как приятно было обнимать и…
«Что за глупости?» - рыжий помотал головой. Что было необычно, так это какое-то странное воодушевление. Да и, что тут удивительного? Само приключение, эта вылазка на вражескую территорию и сворованный поцелуй.
«За такие задания нужно будет Бенволио поблагодарить. Потому что это потрясающе!» - оставалось только придумать, как же найти снова эту красавицу, имя которой он так и не догадался узнать. Впрочем, как правило, для него это не имело никакого значение. Зачем забивать себе голову такими мелочами, когда эту девушку ты можешь завтра уже и не увидеть. Впрочем, с этой незнакомкой Меркуцио стремился увидеться уже третий раз. И при этом, не затащив ее в постель. Можно сказать рекорд.

-2-

- Где?
- Да вон же она! Какого черта, Бенволио?! Как можно ее не заметить? Или же ты окончательно ослеп? Вон она стоит в красном платье!
Меркуцио не ожидал такой удачи. Или же сама судьба благоволила ему в этот вечер. Кто мог подумать, что подвернется случай безнаказанно пробраться в дом Капулетти?
«Более того – я здесь приглашенный гость!» - одна только эта мысль безумно радовала. «Ну, а то, что я взял с собой друзей, это мое дело. А иначе, как еще доказать этому чудику, что я прав?»
- А-а… - блондинистый Монтекки посмотрел в сторону, куда указывал друг. Вот только каким-то непривычно-озадаченным было выражение его лица в этот момент. – Та, что в красном платье со шнуровкой на груди? А не плохо оно открывает все ее прелести…
- Эй, вот этого не надо! – Меркуцио пихнул друга в бок. – Она моя, так что не расходись тут не счет прелестей.
Это «моя», вырвалось как-то само собой. И, как с досадой заметил рыжий, уже не в первый раз за этот вечер.
«Моя, в смысле, что я еще не доказал правоту в своем споре, да и… раз уж дошло до такого то не плохо было бы довести до конца, а значит она очень скоро станет моей»
- Уж не влюбился ли ты, друг мой? – слишком пристальным был этот взгляд, так, что рыжий невольно поежился.
- Влюбился? Не говори глупостей, Бенволио. Я и любовь, понятия не совместимые, - почему-то слова друга вызвали нервную ухмылку.
«Но сложно не признать, что она просто великолепна. И как я только раньше не замечал эту красотку?»
- Я же должен… - договорить он не успел, потому, как Монтекки его резко перебил.
- Тогда тебе будет совершенно плевать на то, что твоя красотка целуется с нашим Ромео посреди зала, - Бенволио тихо усмехнулся, указывая взглядом в сторону.
- Чего?! – впервые в жизни Меркуцио почувствовал это неприятное жжение в груди, противное и гадкое, будто сдуру хлебнул глоток уксуса.
- Да какого?! – но глаза не обманывали. Среди толпы стояла его прекрасная незнакомка, обвив Ромео руками за шею. И… да, она сама целовала его.
«А мне так пощечину залепила…» - вот эта мысль таила в себе чуть ли не детскую обиду. Как же так? Его, лучшего любовника Вероны, синьорина отвергла, в то время как на этом романтичном дурне она чуть ли не висла. Да где справедливость?!
- И что теперь делать будем? – прокомментировал сие действо Бенволио.
- Что делать… что делать… - Меркуцио устало вздохнул. Идея неожиданно потеряла всю свою прелесть, и родич герцога не мог отделаться от крайне неприятного ощущения, что его обошли у финальной черты.
- Спасать будет нашего друга, - когда зал огласил возмущенный вопль Тибальта, рыжий еще больше убедился в том, что все пошло совсем не так, как хотелось.
Бегство получилось очень стремительным. Еще бы! Тибальт был в бешенстве. Причем, на радость Меркуцио, закатил настоящую истерику. Вопли, проклятия, срывание масок, снова вопли. Особенно когда понял, кто был виновником всего. О да, ликованию родича герцога не было предела, потому что ему безумно нравилось доводить «кошака» до белого каления.
Только за много миль от дома Капулетти, они, наконец, смогли отдышаться, не смотря на то, что хохот так и душил. Уже сидя на земле Меркуцио перевел взгляд на наследника Монтекки и улыбка на его лице превратилась в маску. Нельзя было так просто забыть подобное. Это как вопрос престижа и может, именно поэтому одним из правил было не крутить любовь с бывшими пассиями своих друзей, и не пытаться увести будущих пассий. Подобного рыжий не мог простить даже лучшему другу.
- Ты посмотри, жизнь Ромео теперь и гроша ломанного не стоит, - Бенволио указав взглядом на брата. Тот же с совершенно счастливым видом валялся на земле, не боясь перепачкать одежду, и прижимал к груди белую маску. Да, это она дала ее.
Тем временем его друзья переглянулись и подскочив на ноги, Меркуцио подлетел к нему.
- Чем это она опоила твои губы? Я тоже хочу! – это было очень в его духе. Вот так просто взять и чмокнуть замечтавшегося друга в губы и потом лицезреть, как расширились его глаза от удивления, а сам он стал, чуть ли не отплевывается.
- Ой и правда действует! Я лечуууу! - родич герцога только рассмеялся и полетел уже к Бенволио, которому тоже пришлось спешно скрыться, чтобы не попасть под этот «поток воодушевления». Ну не мог рыжий не паясничать. А особенно сейчас, когда на душе, будто кошки скребли, и это было чем-то вроде защиты.

- Как некрасиво, синьорина, целоваться при всех, с незнакомым юношей, это ли не верх неприличия? – Джульетта вздрогнула, когда услышала знакомый голос. Что он здесь делает?
Меркуцио сидел на бортике балкона, и, казалось, не замечал ее.
- Вам ли говорить о приличиях, синьор, - в тон ему отозвался она. – Ведь снова Вы врываетесь в мою комнату без приглашения.
Самое странное было то, что Джульетта сама не знала, зачем пытается оправдать перед ним. Кто он вообще такой?
- Оооо, сегодня я уже не первый молодой синьор в Вашей комнате, - рыжий горько рассмеялся. Его же собеседница тут же вспыхнула.
- Вы что, следили за мной? – пробормотала девушка, старательно отводя взгляд.
Следил. Да, но не за ней, а за Ромео. И весь этот цирк со стремительным бегством с бала и потом сворованный у Ромео поцелуй. Все это лишь фарс, но как захотелось Меркуцио вновь почувствовать вкус ее губ, поцелуй, который она подарила другому. А потом рыжий стоял за оградой дома Капулетти и ждал, когда же Ромео уже уйдет.
- Я говорил, что буду Вашим рыцарем, а Вы… - родич герцога разочарованно покачал головой, а потом перемахнул через бортик, приземляясь на балкон. – А Вы… так просто подарили поцелуй другому. Мое сердце разбито! – театрально произнес он, приложив ладонь к груди.
- Я Вам ничего не обещала… - еще тише. Действительно, тогда с чего так стыдно? Только ли от того, что пустила к себе в комнату юношу, в которого влюбилась с первого взгляда. Но даже и не в комнату. Ведь только на балконе она была в объятиях Ромео, забывая обо всем на свете.
- Да только это не меняет ничего, - вот эти слова прозвучали неожиданно серьезно.
Пара шагов и Меркуцио оказался совсем рядом с ней. Коснувшись кончиками пальцев ее подбородка, заставил поднять голову и заглянуть в глаза.
«Цвет мускатного ореха, кажется, так называется этот оттенок. Большие и задумчивые, как у молодой лани. Красавица…» - о ней можно было писать стихи и поэмы, запечатлеть ее образ на картинах и в камне.
- Почему он? – единственный вопрос, на который хотелось получить ответ.
И снова это странное ощущение, что виновата перед ним. Но за что? За то, что влюбилась в Ромео? И все бы ничего, но тот поцелуй прошлым вечером, который Меркуцио нагло украл у нее, никак не шел из головы. Да и могло ли быть иначе, ведь это было в первый раз в ее жизни.
«И вот теперь он снова передо мной…» - девушка подняла взгляд и невольно залюбовалась. Меркуцио был совершенно не такой как Ромео. Дерзкий, яркий, будто пламя. Когда разум вопит «Беги от него!», но не можешь сделать ни шага, завороженный этим сиянием.
«Солнце… точно солнце…»
- Я не знаю, - дочка Капулетти постаралась держать дистанцию, упираясь ладонями в грудь рыжего. Поздно, все слишком поздно.
- Вы так настойчиво продолжаете причинять мне боль, синьорина, - сжав пальцы на ее запястьях, Меркуцио уже сам отстранил девушку от себя. – А я привык отвечать ударом на удар, - разжав пальцы, он сделал пару шагов назад. - А потому прощу заранее меня за это простить.
И перемахнув через бортик, как и прошлым вечером, родич герцога Веронского, скрылся бегством из дома Капулетти. Только на этот раз не оборачиваясь ни на миг.

-3-

«Если ты не испугаешься и выпьешь это снадобье, то тело твое охватит сон, похожий на смерть. Тело станет холодным, а сердце в груди будет биться так медленно, что все решат, будто ты мертва. По всем правилам тебя отнесут в склеп Капулетти в открытом гробу и оставят там. Я же напишу Ромео и до твоего пробуждения приведу его туда, чтобы вы смогли вместе бежать из Вероны…»
Джульетта нашла в себе силы. Нашла, потому как страшнее было предать любимого и выйти замуж за другого, чем проснуться одной в холодном склепе. О, почему судьба была так жестока к ним? Почему все обернулось так? Почему любимый должен был бежать считай сразу после венчания, чтобы спасти свою жизнь. Но разве это была жизнь, вдали друг от друга.
Снадобье, что дал брат Лоренцо не подвело, и когда утром кормилица пришла будить юную Капулетти, та была холодна как лед.
Сон похожий на смерть. Девушка сидела во мгле, обняв свои колени и уткнувшись в них носом. Даже сейчас, зная, что это лишь сон, Джульетта прекрасно осознавала себя.
«Я буду спать… пока не придет мой милый Ромео и не разбудит меня… И тогда мы уйдем вместе из этого проклятого города. Чтобы начать новую жизнь, где-нибудь далеко, очень далеко. Там, где нет вражды семей Капулетти и Монтекки, и никто не осудит нашу любовь…» - она сильнее уткнулась в колени, стараясь сосредоточиться на этой мысли. Только она давала надежду и только она успокаивала, отгоняя страхи. А их было множество… Сознание вновь и вновь подкидывало бедной Джульетте возможности, как все может обернуться плохо. Что если это яд, и не будет пробуждения? Или она проснется, но раньше, чем придет Ромео. Что тогда? Не обезумит ли она от страха в склепе, полном призраков, где так рядом покоится тело ее любимого брата? Что если все получится, но их поймают стражники у границы Вероны? Что будет тогда? Их снова разлучат? Казнят ее милого Ромео, а ее саму насильно выдадут замуж, чтобы скрыть то, что она опорочила честь семьи.
Шаги… как странно было слышать шаги в этой пустоте. Да и откуда кто-то мог появиться в ее сне? Джульетта подняла голову и чуть не отпрянула.
- Здравствуй, милая Джульетта, - перед ней, опустившись на корточки, сидел Меркуцио. Рыжие волосы, светлые глаза, привычная ухмылка на губах. Теперь она знала и его имя и кем был этот юноша, что так нахально забрался на ее балкон, казалось, целую вечность назад. Племянник герцога Эскала Веронского. Один из лучших друзей ее любимого мужа и злейший враг Тибальта.
- Меркуцио… но ты же… - только и смогла выдохнуть она, не отводя от него взгляда.
- Да, я мертв, милая синьорина. Твой милый братец убил меня из-под руки твоего ненаглядного муженька. Забавно, правда? – ухмылка на губах стала какой-то горькой.– Я всегда любил жизнь, и стремился получить от нее все. Я наслаждался ею, каждым ее днем, пока в моей жизни не появилась ты. И ты стала моей смертью, Джульетта.
От этих его слов мороз по коже пробежал. Разве можно говорить такое? Разве может такое быть? Она не может, просто не достойна того, чтобы кто-то умирал из-за нее.
- Прости…
- Простить? – рыжий поднялся на ноги и приглушенно рассмеялся. Теперь Джульетта могла разглядеть, что по белоснежной рубашке призрака, расплывается алое пятно. – Это ты меня прости, моя милая. Потому что я возьму дорогую плату на свою гибель. И не только за нее. Я не привык проигрывать, Джульетта. Я всегда получал то, чего желаю, а если нет, то это не получит никто другой. Да, это жестоко, но я не могу иначе. А тем более сейчас… - юная Капулетти слушала его и страх, который она так старательно пыталась заглушить в себе, вернулся и накатывал все сильнее.
- О чем ты говорит? Какая плата? Зачем?
- Считай это моей местью, - страшнее всего было то, что Джульетта понимала, просто понимала, что, не смотря на насмешливый тон, Меркуцио серьезен как никогда, и то, что он говорит, это правда. – И знаешь за что, моя милая? – он коснулся ладонью ее щеки. – За то, что ты посмела завладеть моим сердцем. Как глупо, правда? Я никогда не верил в любовь, а теперь погиб из-за этого дурацкого и бесполезного чувства. А все из-за тебя и твоего ненаглядного Ромео. Зачем ты выбрала его, а не меня? Никто бы не пострадал. Я подарил бы тебе лучшую ночь в твоей жизни и ушел, оставаясь лишь приятным воспоминанием. Но нет, все обернулось именно так.
- Прости… я… - он только покачал головой, и сделал пару шагов назад.
- Мне не нужны твои извинения, Джульетта. Да и поздно извиняться, когда моя месть уже свершилась. Твой брат не хотел убивать меня, но я его довел. И можешь мне поверить, я сделал для этого все возможное. А дальше все просто – пришел твой Ромео, и это стало последней каплей. Заметил ли кто-нибудь, что я ввязался в дуэль, не взяв с собой оружия? Да только никому не было до этого дела. Все остальное довел до конца твой возлюбленный, - последнее слово рыжий проговорил с отвращением. - Я хорошо знаю Ромео, ведь мы дружны столько лет. Я знал, что он сорвется и сделает какую-нибудь глупость, но мой милый друг превзошел сам себя, - снова приглушенный смех, жутко звучащий в этой тишине. – Как же, должно быть, удивился лучший фехтовальщик Вероны, когда его убил какой-то романтичный мальчишка, который даже шпагу не умел толком держать в руках. И вот теперь, все закончится.
От всех этих слов, Джульетта словно впала в оцепенение. И не противились тому, что рыжий подошел к ней и, обняв за плечи, коснулся губами ее лба.
- Это был будто спор с самим собой, - тихо проговорил он, вновь становясь серьезным. – Смогу ли я? Смог… я выиграл, снова выиграл, даже в этом споре… Но почему у меня не появилось мысли, зачем? Да и победа ли это была? Разве ни друзья мы с Ромео? Разве не должен я радоваться тому, что он нашел свою любовь? Но нет. Вместо этого, я решил все разрушить. Не только для вас, но и для себя самого.
Подняв голову, он прислушался к чему-то в пустоте. Сейчас, племянник герцога как никогда напоминал демона, что готовился к свершению чего-то ужасного. Как же не понравилась юной Капулетти улыбка Меркуцио в этот миг. Безумная, но будто вымученная.
- Не говори так… - но он жестом остановил ее.
- Все кончено, милая синьорина. Вы оба очень скоро присоединитесь ко мне, и все уже не будет иметь значения…
«Присоединимся? Все кончено?» - эти слова звучали подобно звукам похоронного колокола. Нет, этого не должно было быть. Это всего лишь кошмар, всего лишь игра ее воображения, всего лишь страхи, что все может сорваться.
- Остановись… - но вот Меркуцио выпускает ее из своих объятий и отходит назад.
- Проснись, Джульетта! – и он громко хлопнул в ладоши, разрушая звенящую тишину.
Девушка распахнула глаза и попыталась сделать вдох.
«Это сон… всего лишь сон…» - глаза не сразу привыкли к полумраку склепа, но Джульетта чувствовала тепло рядом. Она была в чьих-то объятиях, таких теплых и родных.
- Ромео… - прошептала она, прижимаясь к любимому, стараясь успокоиться. – Ромео… - но что-то было не так, что-то, отчего стало страшно. Ладони, погладили темные пряди, падающие на глаза, прошлись по плечам любимого. Он как будто спал, но вот пальцы коснулись чего-то жесткого на его шее, что-то что здесь не должно быть. Веревка... Тогда она поняла, что же не так. Несчастная Джульетта была прикована за пояс к своему Ромео, но сам он уже не дышал, вися в петле.
- Нет!!! – лишь пары мгновений любимый не дождался ее пробуждения. Всего лишь пары мгновений между счастьем и вечным мраком. Крепко обнимая своего милого мужа, Джульетта уткнулась ему в плечо, не стараясь сдержать слез.
«Все кончено… кончено…» - рыдания срывались уже тихими всхлипами. «Ты и правда отомстил, Меркуцио… и сыграл свою роль в этом спектакле жизни…» - найдя кинжал, висящий в ножнах на поясе бедного Монтекки, она взяла его и бездумно провела острым лезвием по своему запястью, сначала по одному, потом по второму, отрешенно наблюдая, как алая кровь пачкает кружевные рукава ее свадебного платья. – «И получишь, что хотел… Мне тоже не сложно это сделать. Не сложно убить себя, потому что жизнь без него уже не мила… Без него…»
Жизнь медленно покидала ее тело, погружая в последний сон. И вновь перед глазами был лишь он. Рыжеволосый демон, будто ангел смерти, ждущий ее по ту сторону. Пусть так, но Меркуцио добился своего.

@темы: творчество, мюзикл, Австро-венгры, R&J